Oita (oita) wrote,
Oita
oita

После выборов

Накануне выборов начальница вынудила всех признаться кто за кого голосует. Ненавязчиво так, за общим кофе. Можно было, конечно, упереться, но оказалось, что я уже не одна правая в отделе, есть еще один качнувшийся от Зеута через Либермана к Ликуду, о чем говорит открыто, так что и я не стала уж темнить. Хотя, скандал после прошлых выборов помню.
А утром после выборов, когда результаты внушали оптимизм, я, все-таки, малодушно решила взять отгул, убоявшись монаршего гнева.
Муж мой, отличник производства, получил бонус - карточку, которую можно превратить во что-нибудь приятное, типа подарочной суммы в какую-то торговую сеть или, например, в отдых в гостинице из списка.
В списке нашелся Шотландский отель, на который я давно облизываюсь, но их цены не рассчитаны на нашу категорию населения. А тут - бесплатно, одна ночь, полупансион, СПА, и ехать недалеко, в Тверию, так что не обидно всего на одну ночь. С утра я позвонила в отель, свободные номера нашлись, и я заказала один совершенно бесплатный по критериям нашей карточки.
Оооо, что это оказался за отель, что за номер!
Это целая история.
Дэвид Торранс родился в Шотландии в семье врача. Закончил обучение медицине в 21 год и в 1884м, будучи молодым доктором, посетил Тверию с делегацией врачей-миссионеров, а уже в 1885 вернулся и остался в Палестине.
Он открыл клинику в Тверии, очень быстро выучился говорить на арабском языке, на котором тогда в Тверии говорили все, и арабы, и евреи.
Местные раввины потребовали объявить ему бойкот, утверждая, что вся его врачебная деятельность ведется ради обращения евреев в христианство. В защиту доктора выступил рав Абулафия, заявив, что если кто хочет быть евреем - будет им, и никакие беседы с врачом не повлияют, а кто не хочет, ничто не помешает ему уйти в другую религию. Но рав-защитник остался в одиночестве, и еврейская община Тверии объявила шотландскому доктору бойкот.
Таким образом, поначалу в клинику обращались только арабы, но со временем, потихоньку стали стучаться доктору в дверь еврейские матери с больными детьми. Чего не сделает мать ради больного ребенка!
И постепенно, несмотря на объявленный бойкот, завоевал он сердца пациентов-евреев.
Год спустя из Шотландии в Тверию прибыла госпожа Пантон с целью организовать школу для девочек. Доктор Торранс арендовал здание по соседству со своим домом и открыл там школу.
В 1877м году из Шотландии были присланы в Тверию два помощника доктору, один из них выкрест Соломон Голдберг из Бреслава. К тому времени в школе уже учились 50 девочек, а клиника обслуживала ежедневно около сотни больных. Слухи о деятельности доктора и спасенных им жизнях распространились по всей Галилее, и множество людей стали стремиться в его клинику в Тверии. Время от времени доктор совершал объезд поселений вокруг Кинерета и лечил больных там. Люди относились к нему с большой благодарностью.
Вся миссионерская деятельность его свелась к тому, что он произносил небольшую проповедь по утрам, открывая клинику, и находившиеся в ожидании во дворе пациенты вынужденно ее выслушивали.
Миссионерская организация Шотландии не успокоилась и прислала чету Кристи с заданием открыть школу для мальчиков. И госпожа Пантон арендовала здание рядом со школой для девочек, которая уже функционировала по соседству с клиникой. Христианская экспансия :)
В это время доктор Торранс приобрел земельный участок с целью построить там больницу. Деньги на это дали опять же шотландские миссионеры.
Во время поездки на родину он женился на девушке Лидии, в Тверии родились их дети. Доктор строил больницу, не прекращая приема в клинике и лечения больных в округе, и несмотря на несчастье в семье - умерли его близнецы. Работы было так много, что ему пришлось, в дополнение, арендовать еще одно здание, чтоб иметь возможность госпитализировать всех нуждающихся в стационарном лечении.
В 1894м году, через десять лет после своего первого посещения Тверии, доктор открыл свою больницу. На церемонии открытия присутствовали уважаемые люди города - представители и еврейской, и арабской общин. Воодушевление доктора было велико, он планировал расширить больницу, и снова постигло его несчастье - родами умерла его жена. После смерти супруги доктор остался один с малолетним сыном и новорожденной дочерью на руках. Он уехал на родину в Шотландию, больница закрылась.
Возвращение доктора через несколько месяцев было встречено горожанами с большой радостью.
Еще через год в больницу была нанята главная медсестра, на которой впоследствии он женился.
Последние годы века посвятил доктор улучшению санитарных условий в городе и миссионерской деятельности в арабских деревнях Галилеи и за Иорданом. За все время, к 1900му году доктору удалось обратить в христианство всего лишь одного еврея, а в школе для девочек оставались только три ученицы-еврейки. Миссионерское начальство было очень разочаровано, строило новые планы, но тут в городе разразилась эпидемия холеры...
В 1902м году город был закрыт в течение сорока дней. На переднем фронте борьбы с эпидемией оказался доктор Торранс и его помощники. От болезни умерла его вторая жена, но доктор не оставил своего поста, пока эпидемия не была побеждена. После этого он вновь уехал в Шотландию, но спустя два месяца вернулся и продолжил работать в больнице. В 1908м году больница обслуживала уже две тысячи пациентов в месяц. Два городских врача-еврея, с которыми приятельствовал доктор Торанс, посылали к нему нуждающихся в госпитализации. Коллеги высоко ценили опыт доктора и его больницу.
Двадцатипятилетний юбилей своего служения на благо медицины в Тверии доктор встретил больным и уставшим. Он женился в третий раз на американке и уехал с женой в отпуск на целый год. К его возвращению в городе снова распространилась холера. На этот раз, с учетом опыта и с лучшим оснащением больницы, ему удалось справиться с эпидемией гораздо быстрее. Она унесла жизни 100 людей в этот раз, много меньше в сравнении с 600 умершими во время первой вспышки десять лет тому назад.
Успех в лечении больных сопровождался провалом миссионерской деятельности среди евреев - Библию покупали только мусульмане, среди 117ти учениц школы не было ни одной еврейки.
Когда разразилась Первая мировая война, доктору и другим англичанам и американцам пришлось бежать. Оставленную больницу захватили турки. Немецкие врачи превратили ее в военный госпиталь.
Доктор Торранс был призван на службу и командовал британским военным госпиталем.
После того, как турки и немцы были изгнаны из Тверии, больница стояла пустая, разоренная, оборудование было разграблено. Демобилизовавшийся в 1919м году из британской армии доктор Торранс вернулся в город. Пока что американская сионистская организация врачей завладела больницей, но, по просьбе благодарных доктору жителей, все здания больницы были ему возвращены. Он энергично взялся за восстановление, рука об руку с сыном, теперь уже тоже врачом. Две его дочери тоже получили медицинское образование и присоединились к нему.
В 1921 году доктор Торранс пострадал в тяжелой дорожной аварии, но и после нее он продолжал лечить и даже оперировать сидя на высоком стуле.
До последнего дня он преданно служил своей профессии. Его сердце перестало биться в августе 1923го года. Он похоронен на маленьком семейном кладбище над Кинеретом, который он так любил, в месте, которому он отдал сорок лет своей жизни.
Все жители Тверии были на его похоронах, и арабы, и евреи, множество людей приехали со всех концов Галилеи проводить доктора в последний путь.
Рав Абулафия сказал, отдавая честь покойному доктору: "Три благословения получила Тверия: Галилейское море Кинерет, горячие источники и доктора Торранса. Одно из этих благословений мы утратили сегодня".
В 1962м году во время скромной церемонии площади перед зданиями, принадлежащими шотландской миссии, было присвоено имя доктора Торранса и его сына.
В 2004 году церковью Шотландии был основан роскошный отель, расположившийся в исторических зданиях шотландской больницы. Это прекрасный современный отель в базальтовых строениях 19-го века, расположенных в ухоженном парке с изумительным видом на Кинерет

20200303_135202 20200303_142256


Нам повезло получить номер в бывшем доме доктора

20200303_140506

20200303_140009 20200303_140021

В двухэтажном здании по четыре гостиничных номера на каждом этаже, номера выходят в красивый холл, из которого можно выйти на большой балкон

20200303_145814 20200303_151534

Вид на докторский дом из гостиничного сада

20200303_143946

Сад

20200304_092210 20200303_144133
20200303_144229 20200303_171749

В этом корпусе была школа медсестер

20200303_144407

СПА

20200303_143359

Бассейн открытый, хотя он, конечно, не работает в это время года. Но есть работающее джакузи на открытом воздухе и турецкая баня.
Вход в СПА только для заказавших какой-нибудь массаж, потому что места там не шибко много. Нам разрешили находиться там сколько угодно времени, потому что не сезон и постояльцев мало.
Хотя, если судить по ресторану, полно людей.
У нас был полупансион, нам полагался ужин и завтрак. Еда очень вкусная там. Некошерный ресторан в гостинице это очень большое удовольствие. Десерты правильные :)
Еще несколько фото с территории отеля

20200303_142731 20200304_110238

20200304_110438 20200303_211431

20200303_211656 20200303_213957

Вечером мы ходили гулять на набережную. Воды хорошо прибыло.
Неплохо, да? 213 это красная черта, 208.8 - верхняя.

20200303_204631

День будний, редкие ресторанчики открыты

20200303_204853

Этот называется Эрмитаж, особенно впечатляет написание названия на арабском

20200303_204937

Неприличная мечеть

20200303_205316

Недействующая, мы через решетку разбитого окошка телефон сунули и сфотографировали
20200303_205423 20200303_205430

Всей набережной два шага, этим парусником она заканчивается. Тоже достопримечательность, возле него без конца фотографируются парочки

20200303_210115

Или вот, художественное произведение (с ним никто не фотографируется)

20200303_210231

Перед самой гостиницей на перекрестке растет древняя олива

20200303_210616

Я думала, это и есть та самая площадь имени доктора Торранса и его сына, тоже доктора. Но нет, название площади - Шотландская. Дереву 520 лет!

20200303_210814

Отсюда виден вход в отель

20200303_210911

Утром, позавтракав и погуляв по территории, мы выдвинулись гулять по дороге домой.
Сначала заехали в Ярденит помочить ножки в Иордане. Туристов там видимо-невидимо, как обычно. И прямо на ступеньках, затопленных водой, огромные усатые сомы, так что мы на верхней ступеньке только постояли немножко, полюбовались птицами

20200304_113643

Потом попали в какой-то то ли киббуц, то ли мошав сразу за городом, надеялись, что можно проехать его насквозь и доехать полями до Иордана, но нет. Зато оттуда была видна снежная верхушка Хермона! Я и не знала, что с Кинерета видно Хермон

20200304_121743

Оттуда проехали по живописной длинной дороге по направлению из Тверии домой, там где-то даже есть указатель на израильскую Швейцарию. Там правда виды очень красивые. Но, не доезжая до дома решили свернуть на Гильбоа, проверить, цветут ли ирисы.
Ирисы еще не цвели, но там все равно очень хорошо, зелено, цветочков разных много. И виды сверху потрясающие!

20200304_143631

Там, на горе, мы встретили арабскую бабушку, собиравщую разные травочки. Нам давно интересно, каждый раз видим арабов, собирающих дикорастущие растения, а сами в них не разбираемся. Мы подошли, и я выдала весь набор арабских приветствий, которые успела выучить.
Эта добрая женщина показала нам дикий укроп, который она собирала, выспросила откуда мы, и выяснив, что живем недалеко от ее деревни, пригласила в гости! Так и сказала: заезжайте на кофе, мой дом в самом начале центральной улицы, второй от банка. Потому что, сказала она, мы все братья.
Вот что арабские приветствия чудотворящие делают.
Мы тоже немножко травочек набрали, вот - везу букет домой

20200304_143241

Tags: Природа, Только в Израиле
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments