June 13th, 2017

oita

Как я не стала программистом

Конечно, в институте оно у нас было. И предмет, и ЭВМ, занимающие пол этажа, и перфокарты, и перфоленты, для которых мы писали код, чтоб получить красивенькие ленточки с собственными именами или поздравлениями с Новым годом родителям. Но не пошло у меня это дело, поработав совсем коротенько по распределению в одном московском НИИ, я пошла в... школу. Я решила, что хочу шить, вязать и вышивать, и все такое девочковое, ладно, оладушки тоже могу, если без них никак, и пошла наниматься учительницей домоводства. Директор школы у виска не покрутил, но взмолился: "мне позарез нужен учитель информатики! давай ты возьмешь часы информатики, а я буду иметь тебя ввиду, если получится, с домоводством". Хорошо было всем. Учителю математики, молодому еврею, которому нафиг не сдались курсы информатики, на которые его заставляли идти на летних каникулах в самую пору абитуриентского репетиторства, и пожилой математичке накануне пенсии, та просто боялась компьютеров, как огня. И учительнице домоводства, у которой я забрала внекласнные часы для кружка рукоделья для девочек. И, в общем-то, мне, потому что информатики часов было кот наплакал, и меня догрузили до ставки моей любимой математикой. Мне выделили класс, который не хотел никто - футбольный 7й-Б , 42 мальчишки, один хулиганистей другого. С тех пор я умею включать сталь в голосе, не повышая громкости. Ну и еще парочка пятых классов, в которых я просто купалась в детской любви, и это было очень хорошее чувство.
Я даже собиралась переквалифицировать свой диплом в Израиле на педагогический, но как-то не случилось. А перед 2000м годом, когда в программисты шли все, я решила попробовать тоже и пошла на курсы. Джон Брайс (тогда это было самое лучшее) меня забраковал и правильно сделал. Но я не люблю получать отказы, и нашла в Хайфе частную маленькую школу программирования, в которую и ходила учиться по вечерам и пятницам. Как я потом поняла, поток был налажен хозяином этой школы прямиком в Канаду. Выпускники уезжали в Торонто и там бережно передавались готовеньким работодателям, работавшим в связке с хозяином школы. А я ходила без всякой цели, и очень быстро стало ясно, что мозги у меня на это не заточены, но я продолжала их мучить из-за преподавательской мантры "ты можешь".
На мое счастье, у Генки случился японский проект, и его послали на Кюсю, а на долгосрочные проекты можно было брать с собой семью. Тогда я радостно бросила учебу и больше никогда к этому вашему программированию не возвращалась.
И, да, в израильском хайтеке работают не одни только программисты :)
oita

Про половинок

Когда я работала в школе, я заметила одну ужасно неполиткорректную вещь.
Во-первых, все еврейские дети обязательно были отличниками. (Русские отличники тоже были, много, но не все).
Во-вторых, самые умные из отличников были половинки, то есть дети, у которых только один из родителей был евреем.
Потом, когда я поступила в институт, в списках абитуриентов я была одна со своей безаппеляционно еврейской фамилией. И именем, с которым русских девушек не бывало. И отчество у меня Бениаминовна. В общем, без вариантов, ошибиться могла, разве что, девушка из Казахстана, которая доверительно поделилась со мной тут же, у списков: "Кажется, на наш поток ни одного еврея не пролезло". Я невозмутимо сообщила ей, что я как раз пролезла, но не стала сообщать, что вижу в списках еще несколько подозрительных отчеств. Потом, на старших курсах, мы с ней даже дружили, это так, между прочим.
У подозрительных отчеств были фамили типа Иванов, Морозов, Моисеев, и еще десятка с два совершенно неподозрительных ФИО, которые все равно оказались пролезшими.
А не зря, когда я намылилась в МГУ, моя мудрая учительница математики сказала при мне моей маме "А-ид, иди в МИИТ, а-гой, иди в другой". Я поняла и пошла. И училась в самом еврейском институте Советского Союза. Вы не представляете себе, как это было здорово.
Ни за что не скажу вам, в каком году я его закончила, а то вы ж сразу поймете, какая я старенькая.
(Юля julia_sm, не выдавай меня, пожалуйста :))