Oita (oita) wrote,
Oita
oita

Я вам расскажу про оперу Аида, ее постановку в Иудейской пустыне у подножия горы, где находится легендарная крепость Массада. Это будет рассказ с плохими картинками и прогнозируемыми восторгами. Так что я вас предупредила, не читайте дальше кто не хочете. И эфсед куло шелахем! Тому, кто переведет эту фразу на правильный русский, запишем плюсик. А то у меня кроме "сам себе злобный буратина" не получается перевода.
Билеты я заказывала еще осенью, не помню точно, конец октября-начало ноября. Гостиницу где-то в феврале, тогда же подвозку от гостиницы к Массаде и обратно. Сколько все это удовольствие стоило не скажу, потому что постаралась сразу же забыть эту жуткую цифру. Зато до, собственно, дня представления все платежи уже сошли и забылись, и в этот ужасно дорогой короткий, но такой чудесный отпуск мы поехали практически бесплатно :)
За день до поездки я отыскала "100 опер Верди" и прочитала либретто Аиды, поэтому по дороге на Мертвое море пускала мужу пыль в глаза своей эрудированностью. (ладно, я призналась потом, что только накануне подготовилась)
Под катом эта печальная и непоучительная история в моем изложении, а так же все про оперу у подножия Массады с фотографиями, какие удалось выжать из моего Сони-Эриксона древней модели. Заранее скажу, что повторять реакцию на оперу героини Джулии Робертс из Красотки "чуть не уписалась от восторга", я, пожалуй, не стану. Но тут причина, может быть, вовсе не в опере, а во мне. В общем, дело было так.
Сказание в песнях и плясках о любовном треугольнике, преданности любви и измене родине
В древнем Египте, воюющем с древней же Эфиопией, проживает принцесса египетская, дочь фараонов, а при ней эфиопская рабыня. Рабыню зовут Аида, на самом деле она принцесса, дочь эфиопского царя. Поет ее Кристин Льюис, американка правильного для этой роли цвета. Главным героем служит там египтянин Радамес (поющийся грузином Пата Бурчуладзе), он начальник стражи, которого любят обе наши девушки. А он любит одну, угадайте какую, правильно, черненькую.
Верховные жрецы назначают Радамеса главнокомандующим в походе на Эфиопию, откуда он возвращается с победой и трофеями в виде царя эфиопского и его людей. Ему полагается исполнение любого желания. Принцесса, Амнерис ее зовут, не сомневается, что достойной наградой будет ее рука. А Аида кидается на грудь отцу. А отец врет, что он просто вояка, а царь убит. Аида понимающе молчит поет. Радамес озвучивает желание "отпустите пленных эфиопов". Царь египетский отпускает всех кроме Аиды с отцом, эти остаются в заложниках. И насильственно публично обещает Радамесу руку своей дочери Амнерис. Дальше, разведка докладывает, что отпущенные на свободу эфиопы неблагодарные затеивают новый поход на Египет. Радамес вновь должен вести войска на победу. Аида горюет. Папанька взывает к патриотическим чувствам Аиды и убеждает ее выведать военную тайну каким путем войска пойдут. Аида встречается с Радамесом, тот поет, что вернется с победой домой и царь-фараон исполнит его следущее желание жениться на Аиде. Наивный. Когда его хочет дочь фараона Амнерис, ага. Аида предлагает ему бежать в широку страну ее родную, много там полей лесов и рек, и "flowers perfumed land" - цитирую с электронного табло (зря я либретто читала, кстати, там все транслировали на двух языках в письменном виде по ходу дела). И выведывает как побежим, где египетское войско пойдет, а где не пойдет. Затаившийся папанька подслушивает. Радамес его замечает. И папанька ему объясняет, что он на самом деле царь, обещает все блага, принцессу в жены и эфиопский трон в будущем, только бежим. Тот практически готов. Это слышит откуда ни возьмись Амнерис. И кричит "Предатель!", несмотря на любоффь. Аида с папанькой убегают. Радамеса хватают, судят, приговаривают к замурованию живьем. Амнерис раздираема любовью готова хлопотать о его помиловании, только пусть будет ее. А он не хочет. Она поет рыдая. Его замуровывают. А тут - сюрпрайз! - Аида вернулась, спряталась, поджидает его в могиле! И они соединились, наконец, о счастье. Но злая пучина поглотила ея... иех... короче, все они оба-двое умерли. Нещасная гордая Амнерис над могилой рыдает поя.
Это грандиозное действо в практически родном историческом антураже из пустыни и звезд происходило в специально построенном амфитеатре на семь с лишним тысяч зрителей. И я потрясена тем, как все было организовано. Не по-израильски, как мы привыкли. Так четко и продуманно! Автобусы от гостиниц отправились ровно в назначенное время, одновременно от всех - мы выезжали и видели как отъезжают такие же автобусы от других гостиниц. Эта транспортная компания заслужила того, чтоб быть названной - Майя-турс. На место привезли за два часа до начала, а начало было назначено на 10 вечера. Там, на огромной площади были всякие бары буфеты с чем угодно и миллион столиков и стульчиков. Примерно вот так



Публика была опытная, притащила с собой еду в коробочках и сумках-холодильниках и традиционно по-еврейски празднично проводила время. У нас с собой была бутылка воды, но мы ж сразу после ужина в гостинице, поэтому просто развалились на скамеечке с подушками и глазели по сторонам.
Кстати, о подушках. Все нам советовали взять с собой подушечки, а то ведь в амфитеатре (в зрительном зале, не буфетном "фойе") сиденья каменные! И вообще, одеться потеплее, потому что ночью в пустыне холодно! Мы послушно взяли с собой мягкий шерстяной плед. Сложим и сядем на него, а если замерзнем, то будет во что закутаться. А еще мы не знали как правильно одеться. Вроде как опера, грандиозное событие. Сравнимо с походом в Большой театр, если не круче. И в гостинице на чек-ине видели самых настоящих среднестатистических израильтян с зачехленными костюмами на вешалках! Ой, подумали мы. И оделись прилично. Не вечерне, но все же. Я еще и на каблуках. Представьте себе теперь, песок, камни и каблуки мои.
Среди публики были и совсем вечерне-нарядные, много. А были некоторые в шортах и сандалиях, вот эти умные. Ну мы посередине, ладно, в следущий раз будем тоже умные.
А подушечки, оказалось, уже предусмотрительно разложены в зрительном зале на каждом сиденьи, рекламная акция лизинговой компании Шломо-Сикст. И сиденья никакие не каменные, а вокзальные такие стульчики, по единице на зад. Но жесткие...
Вошли мы, значит, в "зал", сели на подушечки, и стали высчитывать статистическое распределение публики по возрастам. Неутешительно вам скажу, что подавляющее большинство было хорошо на пенсии. Таких как мы вокруг сорока было немного. А молодых до 30 так мало, что почти совсем не. И еще, можете считать меня расисткой, но мне кажется, что публика была ну просто поголовно европейская.
На входе в амфитеатр, еще одна рекламная акция, выдавали картонные биноклики с логтипом газеты hаарец. Вот это тоже упущение, нормального бинокля ни театрального, никакого, у нас с собой не было, так что спасибо hаарецу, и хотя это был не бинокль а одно название, все равно, пустячок, а приятно.
К десяти зал был полон.



И началось!
На протяжении всего действа зрителей удивляли. То необычной подсветкой сцены, то вдруг салют, то осветили гору вдали, а там караван верблюдов, или караван же прямо между партером и оркестровой ямой прошел, верблюды-красавцы. Сама сцена - пол - в каждом акте высвечивалась своим орнаментом, просто потрясающе красиво. То факелы зажигались у лап сфинксов. И вообще! Не говоря уж о музыке, из которой знакомой, на слуху, оказалась ровно одна фанфарная мелодия. Еще был дуэт, где мне слышалось "Сердце в груди бьется как птица" в исполнении Любови Орловой. Придется еще раз послушать оперу и убедиться или разубедиться. А что, нот-то всего семь, а советские композиторы Верди небось наизусть учили, могли и процитирвать где-нибудь.
А в финале, вдобавок к настоящим звездам на настоящем небе, вслед ушедшей за гору луне, эту самую гору расцветили лампочками и сделали из нее звездное небо... Ох, как же было красиво!
Вот вам кусочек счастья, донесла как могла



Теперь прозаичное, но они тоже заслужили того, чтоб быть названными - туалеты!



Туалетные территории были ограждены брезентом, на который проецировались те же горы и песок, выглядело очень романтично. Только по очереди можно было догадаться что это там такое. Внутри, за брезентом - караванчики. Пропорция соблюдена по всем правилам - на три женских караванчика один мужской. В караванчике кабинки, кондиционер в потолке, зачем-то телевизор на стене, прохладно, цветочки, приятно пахнет. Удивительные такие туалеты.



А, еще ж про подтанцовку я ничего не рассказала. Или они думали, это хореография? Не, я категорически возражаю. В подтанцовке были заняты юные жители бедуинского города Раhат. И это, наверное, политически правильно и хорошо. И нас предупредили перед началом, когда оглашали кто в ролях, так что претензий к уровню кружка из дома культуры у нас не было. Но статисты, массовка была из израильской оперы! И танцевали они так же любительски.
В антракте двадцатиминутном мы обнаружили, что бутылка наша уже пуста, но в такой толпе спускаться в "фойе" на водопой не хотелось. Остались на местах, наслаждались запахом дыни, которую поедала молодая беременная пара, сидевшая перед нами. По-моему, они были единственной действительно молодой парой на всей нашей так сказать трибуне.
(кстати о трибунах, муж заметил, что ему все это обустройство напоминает американский футбол)
Шломо-сикстовские подушечки, они конечно, хорошо на жестких стульчиках. Но вот обложечки у них были наверное зверско синтетические, парили как следует. И на улице было тепло-претепло, хоть и ветерок. А еще у нас шерстяной плед же! Мы его по очереди на коленях держали, больше девать некуда было. Погрелись на славу.
К финалу и моменту поклонов дынные флюиды давно уже испарились, воды, как вы помните, не осталось, а еще подушечки с одеялом. В общем, после бурных и продолжительных апплодисментов ринулись мы искать буфет, который еще не успел свернуться. И нашли такой! Нам выдали по пластиковому одноразовому стакану ледяного пива, и мы глотали его, быстро ковыляя (песок-камни-каблуки) к месту посадки на автобус. И было нам хорошо.
С развозкой назад снова было все удивительно четко. В гостиницу приехали к двум ночи. И пришли к выводу, что лучше б они начинали представление на час раньше, в 9, а не в десять. Хотя, кто знает, может великий режиссерский замысел был как раз в том, чтоб к началу второго действия луна присела на верхушку горы? Это было красиво, но телефон этого не осилил, так что еще одной картинкой ваше терпение я испытывать не буду.
Все, пожалуй. В следущем году Кармен!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments